Конец иллюзии: про сознание и действительность, обретение языка ощущения.

Чудно организован наш мир. И странности вершатся в мыслях его жителей. Вот, к примеру , взять хотя бы первого попавшегося зануду и спросить его – скажи, мол , что есть всё то, что нас окружает? И пошло – поехало! И вспомнит он о том , что всё сущее состоит из вещественной материи, вещество из молекул, молекулки из атомов ит.д. А уж если он ещё выкажет свою просвещённость в плане последних научных гипотез , то и о «большом взрыве» узнаем и о «сингулярности». Да уж, «теорию струн» затронет , как же без них то – без них никуда . Словом , нам придётся лишь с прискорбием констатировать , что все ответы на ключевые вопросы — вне всякой нашей досягаемости где то там – за «горизонтом событий» – там, где пространственно-временной континуум обнуляется. Одним словом , полюбуйся на портрет Эйнштейна с высунутым языком и успокойся!

Друзья мои, прекратите слушать зануду! Единственным мерилом для всего существующего – ваше сознание. И ни одной религии, ни каким околонаучным домыслам не дано никакого права на абсолютное подчинение вашего мировоззрения. Не разрешайте, какой бы то ни было, субкультуре доминировать над вашим сознанием. Ибо ваше ощущение мира ни менее значимо чем коллективное мироощущение всякого системного сообщества. А то, что в действительности – по ту сторону ощущения – в равной степени неизвестно ни церквям ни «учёным» сообществам . А всё потому, что совершенно всё, что вас окружает, с головы до ног – производная вашего собственного чувственного переживания. Мы могли бы заметить, что весь мир – по сути, только наше ощущение. Однако не станем отрицать, что всё содержащееся в нём обусловлено некими общими принципами построения.
Следовательно, единственное, что мы можем утверждать абсолютно твёрдо, это то, что на «другом берегу» от нашего восприятия по-видимому имеется некая форма всеобщей взаимосвязи. Некий свод принципов, по которым выстраиваются отношения нашего мира. Вот эта система и представляет для нас предмет всякого познания и критерии оценки действительности каждого явления.

В общем , выходит так, что всё ощущаемое содержание нашего восприятия является средством общения между сознающим «я» и неким законом всеобщей взаимосвязи. Иначе выражаясь , всё мироздание представляется здесь уже как язык образов, на котором выстраивается диалог между нашим сознанием и внешней формой отношений. Или, по-другому изъясняясь, ощущение видится языком создающим действительность.
Вот, пожалуй и всё, что нам доступно знать о сути мироздания . Тем не менее, интерпретация самого «диалога» может быть любой , лишь бы выполнялось одно единственное условие . Таковой «диалог» возможен лишь при условии «однородности» формы сознания и «потустороннего» закона связи . По крайней мере по другую сторону восприятия нам надлежит ожидать что-то соответствующее нашему сознающему «я». В другом случае «разговор не состоится» – очевидно просто потому, что не будет этой самой точки взаимосвязи.

Не ратуя за возврат к средневековью, всё же придётся признать , что современная парадигма не сумевшая обобщить «внешнюю» действительность и сознающее начало в нас – показала полную несостоятельность. Кризис механистической теории вселенной уже проявляется в определённой степени безразличия мыслящей части общества к передовым гипотезам построенным на математической спекуляции. А следовательно , хочешь, не хочешь – идёт новое мировоззрение, базирующееся на «очеловеченных» представлениях . Приближается время нового описания бытия .